Страшно жить в собственном доме

Здравствуйте, дорогое «Хозяйство»! Я не являюсь вашей подписчицей, но много лет покупаю вашу газету и храню все номера. Нахожу очень много полезных советов, читаю также рубрику «Для души» − в каждом номере рассказ о чьей-то судьбе. Бывают и добрые дела, и счастливые судьбы, а бывают и такие ситуации, из которых трудно найти выход. Не получив помощи, человек заходит в тупик. Так произошло и со мной.

Мне 74 года. Я ищу помощи, защиты. Не по своей воле я стала жалобщицей, так как решила добиться справедливости. А произошло следующее: 1 апреля 2022 года меня убивал мой родной брат за мой дом, чтобы затем подарить его своей дочери как наследство в счет невыплаченных алиментов.

ПЛАН УБИЙСТВА

В тот день я вернулась из магазина домой в районе 14 часов. Брат был во дворе, как всегда в агрессивном состоянии. С угрозой в голосе командирско-приказным тоном спросил, почему у нас опечатана газовая труба. Я ответила, что ее опечатали газовики, так как была утечка газа в счетчике, завтра счетчик заменят и подключат газ. Он стал возмущаться, что в газовом счетчике утечек не бывает, я не стала слушать и молча пошла к входной двери. Подойдя к двери, я почувствовала удар по голове. В голове зазвенело. Повернулась − за мной стоял брат, который вторично ударил кулаком по голове. Я стала кричать, звать на помощь, хотя знала, что соседей дома не было, помочь некому.

Он со словами «Не кричи. Я тебя сейчас буду убивать, а ты молчи» закрыл мне рот левой рукой, которая была в перчатке, снова ударил кулаком по голове, прижал меня к себе и, открыв правой рукой дверь, изо всех сил втолкнул меня в прихожую дома. Я влетела в дом. Падая, видела, что он входил в дом, а что было дальше − не помню. От чего потеряла сознание, не знаю.

Когда пришла в себя, увидела, что лежу уже под окном в прихожей спиной к стене, вся сжатая, ноги поджаты. Он стоял около меня. Начал пинать ногой по лицу, голове, грудной клетке и печени. Пинает, пинает, что-то говорит и снова пинает. Что он говорил, я плохо понимала, куда-то проваливалась, будто находилась в каком-то пространстве.

После очередного отдыха он взял мою голову обеими руками и стал бить затылочной частью о бетонную стену, при этом со злобой говорил: «Все равно убью!»

Затем взял меня за воротник пальто, вздернул вверх − голова моя оказалась внутри пальто. Я вся сжалась, непроизвольно втянула голову. Он со словами «все равно убью и пойду напьюсь» пытался дернуть мне голову вверх и свернуть набок, чтобы сломать у основания черепа, но меня спасло то, что подклада пальто была скользкая. У него от злобы тряслись руки и он начал снова меня пинать. Я уже не чувствовала боли от побоев. Понимала, что погибаю. В голове была мысль, что он меня сейчас убьет и никто не узнает, что произошло.

Затем он со словами «сейчас добью, а стемнеет, затолкаю головой в уличный туалет, а там искать никто не будет» начал гнуть мне голову и спину толчками вперед, чтобы сломать позвоночник. А я продолжала думать: «Сейчас добьет, дом продаст, как хотел, и скроется, а у мамы до сих пор нет памятника». И мысленно стала просить у мамы прощения, что не смогла поставить ей памятник.

Вдруг в это время раздался резкий стук в окно, под которым я лежала на полу. Он сразу оторвался от меня, глянул в окно и отскочил в противоположный угол, будто прятался. Кто стучал, не знаю, но это спасло мне жизнь.

НЕТ ТРУПА − НЕТ ДЕЛА

Какое-то время он говорил, чтобы я не обращалась в полицию, что там все продажные и ему ничего не будет. Его пророчество подтвердилось. По вызову соседки приехал участковый и сразу заявил, что это семейная драка, как подрались − так и разбирайтесь. Он разбираться не будет. Трупа нет − и фактов нет.

В возбуждении уголовного дела было отказано, так как фактов не находили, соседей не опрашивали. В заключении судебно-медицинской экспертизы от 03.04.20 г. ясно написано: повреждения нанесены тупым тяжелым предметом. С этим заключением мне дали ознакомиться только 24.12.21 г., с материалами дела ознакомиться не дали, сказали, не положено.

Я многократно обращалась в районную прокуратуру, три раза в краевую и администрацию президента. Конечно, все приходило на место.

Но это было не первое избиение. Он нападал на меня с топором без ручки, душил на улице и даже напал раз в кухне дома. Я готовила еду, он молча подошел и ударил меня, а когда я упала, стал мне на лицо ногой, хотел раздавить. Но тогда была жива мама. Она закричала, и он вышел из кухни.

Мамы не стало 15 января 2014 года, и он остался без средств к существованию, так как нигде не работал, и мама содержала его 29 лет.

ПРИЮТИЛИ УБИЙЦУ

Он жил на Сахалине. Была трехкомнатная квартира, жена, дочь. Что у них произошло, не знаю, его жена посадила на четыре года. Отсидев три, он вышел по УДО. Прислал мне телеграмму и попросил денег, чтобы выехать с Сахалина, хотя до этого мы не общались.

Сначала приехал ко мне, потом поехал к маме. Мы его устроили на работу, но там он поскандалил, и его сократили. Начал пить, бить маму кулаком по голове (это его излюбленный прием), становился ей на живот ногой, хотел выдавить кишки. Неоднократно был судим то за конфликт с милиционером, то за развратные действия к несовершеннолетним. Мама плакала, мне было ее жаль.

Чтобы помочь маме, которой было уже под 80 лет, я продала свое жилье в курортном городе и переехала на Кубань, купила дом. После отбывания третьего срока брат с мамой приехал ко мне, в мой дом. Из-за постоянных кулаков по голове и угрозы убийства мы не общались, питались отдельно. Его кормила мама. С января по июнь 2014 года, когда мамы не стало, а брат еще не получал пенсию, я кормила его на свою пенсию. А когда он начал получать, сразу заявил, что деньги давать не будет, ему их надо собирать.

Так и живет по сей день. Всем пользуется, живет за мой счет − и кулаки по голове.

В 2014 году я нашла его дочь, с которой он не общался 29 лет. Встретила у себя дома. Думала, она мне поможет как-то справиться с извергом-братом, но, оказалось, что я встречала у себя убийц, так как о своих действиях он постоянно звонил дочери и получал ЦУ. А после его визита к ней в Москву в 2017 году у меня начались серьезные проблемы: брат начал требовать, чтобы я переписала на него свой дом, так как он отец и должен оставить наследство дочери.

Что мне делать, как жить дальше − не знаю. Жить мне очень страшно.

А.А. Симонова,

Краснодарский край

Подписывайтесь на наш дзен-канал

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     01.07.2022     Просмотров: 318  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость