Как Маша спасла деревню

Было это очень давно, когда Украина была оккупирована немцами, в конце января 1942 года.

Зима тогда была очень суровая: морозы, вьюги, снега. Очень много было снега. И вот в одну из вьюжных ночей за дедом приехали полицаи. Вызывает комендант.

Скажу о деде: он бывший генерал, участник войны с немцами в 1914 году, был ранен и контужен, таскал правую ногу. Немцы хотели, чтобы он был начальником полиции, но тот отказался. И все же его часто вызывал комендант. А случилось вот что.

Как дед говорил, немцы и итальянцы с румынами были падки до русских баб. И вот в такую вьюжную ночь пошел погулять по бабам полковник СС. Пришел к Маше и стал насильничать.

КАК ВСЕ БЫЛО

«Я крутилась как могла. Он распинал меня, я кусала его за руки. Как-то коленом ударила по прибору − он ударил меня по голове. Не знаю, откуда у меня бралась сила, я достала из-под матраса тряпку и опасную бритву. А кто-то в голову толкует: «Промокай левой, а правой приложи бритву и махни как саблей». Я это и сделала. Поджала ноги и толкнула его с кровати. Он грохнулся на спину со страшным криком. Я вскочила, споткнулась об его сапоги. Кинула на него (видно, попала по голове), он заорал еще сильнее. Выскочила в рубашке, босая и побежала к подруге. Она жила хаты через три. Метели выли, и я была спокойна, что заметут мои следы.

Подруга, перепуганная, мне открыла, поставила меня к остывающей печке, и я немного пришла в себя. Надела на меня бабкину юбку, пальто, бурки, и начали мы думать, где прятаться.

В святом углу стоял большой комодугольник. Под ним была яма, где хранилась картошка и соленья в бочонках. Вот мы начали потихоньку отодвигать угольник. Отодвинули от стены. Подруга говорит: «Пробуй, может, пройдешь. Я придержу тебя за руку, а ты опускайся, там есть маленькая лесенка». Я попала на лесенку и опустилась».

Это рассказывал дед матери с бабкой, ведь его не было целую ночь.

Когда деда привезли к коменданту, там было много эсэсовцев. Комендант сказал: «Ваша женщина убила полковника СС, сына барона. Мы решили: если не найдете эту женщину, сожжем село». Дед опешил: «Как убила? А он ее не убил?»

Коменданту пришлось рассказать историю о том, что случилось. Что он от стыда перед товарищами сам себя в рот застрелил.

Дед говорит: «Село небольшое, сжечь его − не проблема. А куда ты денешь своих калек, которые почти в каждой хате отсиживаются. Лошадей чем будешь кормить? Они уже все хаты объели. Сжечь − не проблема, только где вы будете жить?»

Дальше дед рассказывает: «Я ему говорю: «Отправишь в цинковом гробу, мол, отбили у партизан, которые издевались». В общем, договорились не жечь село. Я ее найду, и сделаете как хотите. Я догадывался, кто это мог сделать. Вдобавок комендант сказал, что она знает немецкий язык.

Полицаи подвезли до дома, я их отпустил и пошел к Марии. Хата раскрыта, горит корбитка. Постель в крови: ясно, это здесь все было. Стою и думаю, где же ее искать. Потом думаю: «Дай пойду к подруге зайду, может, она у нее».

ВСЕХ СПАСЛА

Дед говорит: «Сожгут село, что тогда будем делать?» Вдруг голос из-под земли: «Я выйду, пусть казнят». Отодвинули комод, она вылезла и дрожит, замерзла. Дед заставил затопить печь, отправил подругу сходить к Маше домой принести одежду, она оделась, прощается с нами и плачет.

Вот уже утро. Как договорились, полицаи начали выгонять народ на площадь к бывшему правлению колхоза. Пошли немцы, итальянцы и румыны. Оцепили территорию, народ был внутри. Пришли и мы, приехал комендант и, как в сказке, стихла метель. Подбежал комендант: «Ну что, нашел? Давай!»

Мы обнялись, заплакали, он вырвал ее у нас и вывел на площадь. Подбежали еще трое, сняли бурки, платок. Она стояла босая на снегу, а мороз был хороший.

И вот начал свою речь комендант, переводчик переводила: «Русиш баба эта убила нашего офицера. Мы ее сейчас повесим, чтобы русские бабы знали − если тронут немецкий солдат, будут наказаны».

Подъехал румын на громадном коне, привязал веревку с петлей, подсадили и Машу. Она стояла на крупе и громко начала говорить: «Бейте гадов как можете! Ленинград не взяли, Москву − тоже и Сталинград не возьмут! Я его не убивала, он сам себя убил. Ему стало стыдно перед своими, что не справился с русской бабой!»

И вдруг, как гром среди ясного неба, выстрел − и Маша падает. Началась паника.

Не знаю, почему стрелял итальянский офицер. То ли из жалости, чтобы облегчить ей смерть, то ли боялся, что она может сказать что-то секретное. Но скоро нашли того, кто стрелял. Маше накинули петлю на шею, конь отошел, а она осталась висеть.

«Это будет всем, кто тронет немецкий солдатен!» Бабы прошептались, что и им будет то же самое.

К вечеру снова поднялась метель. Две женщины договорились убрать Машу ночью. Срезали косой веревку, и она упала. Решили, что немцам не до нее, откопали снег у забора, положили и снова засыпали».

Жалко Машу, но ее ангел-хранитель правильно вел. Она победила, убив именитую гадину. Доказала, что мы непобедимы.

М.Д. Проценко,

Ростовская обл.

Подписывайтесь на наш дзен-канал

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     15.05.2022     Просмотров: 323  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость