Дед Мороз спешит к детям

Рассказ основан на реальных событиях. Имена героев и некоторые биографические данные изменены.

Папа каждый год покупал живую елку. Раньше, когда Макс был маленьким, ее ставили в зале. И каждый раз, вычищая иголки из старого советского паласа, мама бурчала: «Давно пора купить искусственную елку, как у Суховых. Красота, никакой грязи. И окупается за два года – сплошная экономия». «Зато она у них не пахнет, − возражал папа. − А что за Новый год без запаха елки?» Мама тихо вздыхала и продолжала выбирать опавшие иголки из ковра.

Когда ребенок подрос, мама с папой нашли компромисс: елка заметно уменьшилась в размерах и перекочевала на кухню. Убирать иголки с линолеума стало значительно проще. Вот и в этот раз только что купленная зеленая красавица, еще пахнущая морозом, заняла свое место на табуретке в углу.

− Поешь и наряди елку, давай, − в кухню вплыл полноватый лысеющий мужчина с коробкой игрушек.

− Не, пап, я спешу, сорян, давай вечером, − ответил Макс, на бегу заглатывая холодную котлету. − У меня заказы, дети ждут Деда Мороза.

− Ты бы сперва бороду отрастил, − засмеялся папа, − а потом бы уже «дедморозил». А Снегурочка твоя где?

− Да мы с Катькой встречаемся прям на адресе. Прикинь, первые клиенты – в соседнем доме, через дорогу. Ну, все, я побег, целую.

Макс и Катя познакомились на первом курсе театрального вуза, и вот уже третий год в маленьком подмосковном городе Видное не было лучших Деда Мороза и Снегурочки. Заказы шли чередой.

СТРАННАЯ ВСТРЕЧА

Старая «Волга» из Мытищ в Видное ползла уже пятый час − МКАД стоял в предновогодних пробках. Москва готовилась встречать новый, 2000-й год.

На заднем сиденье второй час истошно орал ребенок, которого безуспешно пыталась успокоить полная женщина с добрым лицом.

– Ну, чего, Васильевна, считай, приехали. Уже Видное. Где у них тут чего? Ты тут была раньше?

– Да откуда же я знаю, Кирюша, я тут тоже впервые.

– О, смотри, Дед Мороз бежит. Ща мы его и проинтервьюируем. Волга притормозила около Макса. Водитель достал сигареты и выскочил на улицу.

– Уважаемый, постойте, извините, не подскажете, где тут дом малютки? Макс увидел на заднем сиденье женщину с кульком и пошутил:

– А что, сдавать везете?

– Ага, – совершенно невозмутимо ответил водитель.

– Да не одного. Глянь в машину. Макс оторопело приблизился к заднему стеклу и увидел, что рядом с женщиной, прямо на сидении, лежат еще два таких же кулька.

– Да… Как… Да вы что… Ну как же? – На Макса нахлынула волна чувств. Раньше про брошенных детей он читал только в книжках, да и то это было так далеко от современной жизни, что казалось выдумкой автора. Нет, конечно, он знал, что существуют детские дома, и даже один из них расположен в конце улицы, и в школе на Новый год они как-то собирали подарки для сирот, но его, Максова, жизнь словно протекала в другом измерении и никогда не пересекалась с жизнью этих детей. Казалось, это какой-то иной мир, параллельный, невзаправдашний.

В его, настоящем, мире у детей есть родители, бабушки и дедушки, поездки летом на Юг, квартира, вкусно пахнущая елка на Новый год, домашние котлеты. Компьютер есть. И Warcraft по вечерам с друзьями. И свидания с Катькой. Да много чего есть. Разве так может быть, чтобы всего этого не было? Как они живут там, за забором, эти «кульки»? Что их ждет там? Кому нужны? Все это вихрем проносилось в его голове. Почему-то захотелось схватить этих детей и бежать, бежать. Макс выдохнул:

− Да вы что, с ума сошли?! Кирилл нахмурился, прикурил, и вдруг лицо его озарилось догадкой. Он по-доброму захохотал. Этот юноша с белой бородой, хватающий ртом воздух, как испуганный ребенок, выглядел довольно комично.

− Да не наши это дети, не кипешуй, − стал объяснять водитель. − Нам из больницы сказали перевезти их в областной дом малютки. Понял? А ты чего думал, что мы своих сдавать везем?

Макс окончательно растерялся и покраснел.

− Ну, ты чудило, − продолжал тем временем Кирилл. − Прикинь, тема: какая-то баба троих родила сразу. Ее сейчас ищут. Одного в подъезде оставила, второго в шубу завернула и на помойку, а третьего вообще в мусоропровод кинула. Последнего еле выходили, с третьего этажа летел. Прикинь, больная? Хорошо, бак полный был, на мусор упал, его это и спасло. А еще хорошо, что всех быстро нашли, иначе бы замерзли.

Васильевна с заднего сидения нервно подавала сигналы: время, мол, время.

− Ну, чего скажешь нам теперь, где дом малютки-то? А то нам ехать надо.

− Да вон он, вон там, в конце улицы, видите желтое здание с трубой? Ну, вот вам туда.

− Ну, с наступающим, − Кирилл кинул в сугроб недокуренною сигарету, плюхнулся на сидение и живо покатил в указанную сторону. Макс проводил глазами «Волгу», пока она не скрылась за воротами дома малютки. На поясе нервно завибрировала кнопочная «Моторола» – первый сотовый телефон Макса, подарок отца. − Макс, ну ты где? − заверещала Катька. − Начинать уже пора, клиенты волнуются.

− Иду. Слушай, а ты когда-нибудь думала о том, чтобы взять ребенка из детского дома?

− Ну да. Я вообще-то и сама усыновленная, если чо. А откуда вопрос? Ты где вообще?

− Бегу, Кать, уже в подъезд вхожу. Слушай, знаешь чего… Я тут подумал… А выходи за меня?!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В новенькой квартире на 17-м этаже, только недавно купленной в ипотеку, еще пахнет ремонтом. В зале у окна − на самом видном месте − стоит огромная живая елка.

На полу, покрытом паркетом, играют трое детей: Маша, Вика и Леша. Это их первый Новый год в семье, они − приемные.

Витя, кровный сын Кати и Макса, помогает бабушке и дедушке накрывать на стол. Витьке − 15, он старший из детей. В этом году его родители наконец осуществили тот план, который созрел еще 18 лет назад. Так Витя стал старшим братом.

Идиллию прерывает настойчивый звонок в дверь.

− Дети, − кричит нарядная мама Катя, еще такая же тонкая и легкая, как в студенческие годы. − Бежим скорее! Смотрите, кто пришел!

На пороге стоит дядька с большой бородой и красным мешком. Дети в испуге прячутся за Катю, маленькая Маша начинает плакать и пытается залезть на ручки. Витька подмигивает отцу и спасает положение:

− Здравствуй, Дедушка Мороз, мы тебя давно уже ждем, проходи в комнату. Ну, а вы чего? − теперь брат обращается к мелким. − Не узнали? Это же Дед Мороз, он очень добрый, он любит детей. Пойдем, пойдем, покажем ему нашу елку.

Елена Мачинская,

г. Видное,

Московская область

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     23.01.2020     Просмотров: 950  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость