Нет наказания тяжелее, чем беспомощное одиночество

Здравствуй, любимая газета «Хозяйство»! Читаю истории, которые публикуются на ваших страницах, и порой слезы наворачиваются. Непонятно, в какой момент случилось, что человек человеку волк? А может, так всегда и было, да мы не видели этого? Хочу рассказать о своей соседке. Эту историю она рассказала мне сама, и я была глубоко тронута ее доверием! Судить не берусь. Но глубоко верю, что искреннее раскаяние очищает душу любого и снимает с сердца камень!

Елена Петровна жила одна много-много лет, с тех пор, как родители ее один за другим перешли в мир иной. Ее жених погиб еще раньше, замуж она так и не вышла, детей не родила. Какие-то случайные романы так же случайно завершались, ни к чему не приводя. С годами она привыкла, нашла свою жизнь очень комфортной и ничего более менять в ней не желала.

Жила Елена Петровна в той самой квартире, куда, еще будучи маленькой девочкой, переехала вместе с родителями. Было ей тогда 6 лет, уже из новой квартиры пошла она в школу. На ее глазах за последующие 60 лет вырастали дети, уезжали учиться, счастливые, с горящими глазами, женились или же, напротив, с потухшим взглядом возвращались, навьюченные скарбом и детьми, снова под крыло к родителям после разводов. Как темнели лицом, провожая родителей в последний путь. Жилье вокруг продавалось и покупалось, люди менялись или оставались на подольше! А Елена Петровна, еще в бытность свою юной девушкой, а позднее – молодой женщиной, любила наблюдать за этими переменами. И не только наблюдать! Ох, как нравилось ей обсудить своих соседей! За глаза, конечно, в лицо никому и никогда она не сказала грубого слова, всегда была мила и учтива.

Однажды соседка, изготавливающая выпечку на заказ, угостила ее домашним пирогом. То ли в целях рекламы, для расширения клиентуры, то ли по доброте душевной, Елена Петровна уточнять не стала. Поблагодарила с улыбкой, а закрыв дверь, выбросила, не пробуя.

– Это же надо придумать такое, носить выпечку по домам. Дома у нее целый зоопарк, дети скачут, а она в таких условиях готовит и продает? Еще, поди, и ложку облизывает, и косынку не надевает. А в лифте везла? Там же рассадник инфекции. Нет у человека ума.

В другой раз ей не понравились цветы в подъезде. Однако с соседками на площадке покивала, как красиво стало, когда озеленились подъездные оконные проемы, а дома аж сморщилась.

– Развели тут ботанический сад. И запах от них такой неприятный, и влажность теперь будет. И кто от земли мыть станет? Если уж так любишь, то дома их держи. А то выбросить жалко, вот и тащат все в подъезд.

Даже служащей ЖЭКа, моющей пол в подъезде, досталось осуждения. Нет, чистый пол Елене Петровне очень даже нравился! Но…

– Кто ее учил так мыть, ну как на флоте, честное слово… Воду плещет, не экономит, ну да это полбеды. Но ведь скользко! Я же могу упасть на этих потоках! А если перелом какой!

Да, Елена Петровна была одинокой. Оттого и панически боялась всяческих несчастий, ведь положиться ей было не на кого, пообщаться и посмеяться не с кем, поделиться чувствами – разве только с котиком. С годами люди казались ей все более глупыми, недальновидными, несобранными.

А потом случилось то, что периодически бывает со всеми пожилыми людьми: Елена Петровна попала в больницу. Сначала терпела пару дней, но таблетки не помогали, поликлиника в выходные не работала, и ничего ей не оставалось, как вызвать «неотложку». Врачи провели необходимые обследования и настояли на госпитализации. Дрожащими руками она складывала в сумку необходимые вещи: тапочки, халат, кружку, ложку, утирала аккуратно слезы. Как же быть ей с котом? Вроде и не хлопотный уход за ним – корм в мисочку насыпать и воды свежей подлить, лоток убрать, − а кому поручить? Так уж горько стало в тот момент от своего одиночества!

На шум в коридор выглянула соседка, ахнула!

– Елена Петровна! Да как же так?

– Да вот, в больницу нужно, Галочка.

– А в какую? Серьезное что? А котик-то ваш как?

– В пятую повезем, в терапию, – вставил врач, заходя в лифт. – Вот соседка кота вашего и покормит! Спускайтесь, мы вас внизу ждем!

Наскоро сунула Елена Петровна соседке ключ от квартиры и записку с номером телефона, умоляюще посмотрела и уехала в «скорой».

В больнице сначала некогда было думать: бумаги заполнить, обследования пройти, назначения получить, и только вечером, когда уже смеркалось за окном и прошел ужин, а соседки по палате, попив чаю, болтали по душам, невыносимо тоскливо стало Елене Петровне.

– Как там мой котик? Покормила ли его Галина? Она ненадежная, умчится как обычно куда-то на ночь глядя, да и забудет про него, что ей до чужой животины. У самой-то ни котенка, ни ребенка, – думала женщина, отвернувшись к стене и тихонько плача. Так в слезах и задремала.

Утром в суматохе закружил новый день: завтрак, обход, таблетки, капельница, новые больные поступают, выздоравливающие выписываются. Очень это все нервно, тревожно, выматывающе. Притомилась Елена Петровна, задремала после обеда. А после наступило время посещения. Потянулись к соседкам по палате родственники с фруктами и печеньем, обнимали, подбадривали… Одна Елена лежала, глядя в стенку: плакать хотелось от одиночества и собственной ненужности никому. Как же получилось, что осталась она одна-одинешенька и нет ни одной живой души, кому бы до нее было дело.

– Чего это вы, Елена Петровна, грустите, сырость разводите, – услышала пожилая женщина веселые слова и звонкий голос.

Обернулась, подслеповато прищурилась, протерла глаза от слез. От двери прямо к ней шла Галина, в белом медицинском костюме и с пакетом в руках.

– Галя! А ты что же тут? – обескураженно спросила Елена Петровна.

– Так я утром на работу пришла в смену. Котика вашего покормила, лоток почистила, поел и спит себе. Я вчера еще, как вас увезли, пробежалась по соседям, мы скинулись вам на гостинчики, знаем же, что вас некому будет навестить. В одиночестве человек болеет и угасает. А вам выздоравливать надо.

Пожилая женщина снова утерла набежавшие слезы. Галина тем временем выложила на тумбочку Елене Петровне принесенные угощения: яблоки, вафли, крекер, сырок, чай. Потом присела к ней на кровать, погладила по руке.

– Елена Петровна, я же медсестра. Я может еще и молодая, как вы думаете, и только о работе думаю. Да только знаю точно, что не должен человек быть в своей жизни один! Я это каждый день вижу: у кого дети, внуки, правнуки, собаки под окнами скачут – те быстрее встают, бегут к своим. А те, кто лежит один, болеют долго и возвращаются все чаще, а диагнозы все серьезнее. Ну да ничего, не грустите. Я вас поставлю на ноги! А сейчас пора мне идти – к вечернему обходу готовиться.

Пожилая женщина налила чаю и задумчиво смотрела в окно. Как многого она не видела, как о многом не думала. Вроде боялась несчастья, береглась, но как прихватило – оказалась совершенно не готова. Зато Галя – вроде чужая совсем и ненадежная, сразу все решила. Хорошо, что не знали соседи о ее осуждающих мыслях. Стыдно было Елене перед самой собой, своей совестью. Подумалось, что не зря она осталась одна, не зря ей довелось испытать такое страшное беспомощное одиночество. Ведь не случись этой болезни, не поняла бы до последних дней своих, как важно принимать людей и держать сердце открытым миру, не прячась за улыбкой мнимого добродушия.

Мария К.,

г. Волгоград

Подписывайтесь на наш дзен-канал

Подписывайтесь на наш дзен-канал

Подписывайтесь на наш телеграм-канал

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     22.10.2023     Просмотров: 672  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость