Не такая сноха досталась!

Тамара Игнатьевна негодовала. Ну что же за сноха-то ей досталась! Как мог ее единственный сын такое позволить! «Не сын, а подкаблучник», – в гневе думала женщина. Тамаре Игнатьевне было без малого 60 лет. На пенсии она уже пару лет сидела, занималась своей жизнью. Да и мало ли дел у женщины возраста золотой осени? Вот непутевой снохе надо помогать. Она же ничего, ну ничегошеньки сама не умеет. Только рожает, как кошка. А где начинаются дети, там заканчивается работа. Очень Тамара Игнатьевна боялась, что сноха, Ольга, окажется нахлебницей да охотницей за имуществом, все сына предупреждала, чтобы построже он с ней, чтоб воли не давал, с детьми не спешил. Да так и получается, что не зря сердце болело. Ночная-то кукушка конечно свое кукует, но материнское сердце не обманет!

Родила сноха дважды, да по двоих за каждый раз. Откуда такое могло прилететь, если ни у Тамары в родне, ни у отца Лешеньки, сыночка единственного ненаглядного, такого не бывало. Ну а как затопотали в доме у молодой семьи детские ножки, так и осела Ольга дома. Четверо детей же внимания требуют, присмотра, ухода. На шестерых приготовить, погладить, убрать за детьми тоже нужно. Так сноха и мужу напела, и ей, Тамаре, пыталась. Некогда, мол, мне работать. Я буду семье уют создавать, пирожки стряпать и рубашки гладить. Да только что, Тамара матерью не была? И у нее 40 лет назад, между прочим, из техники – стиральная машинка «Малютка», да веник сорго, который больше мусора сыпал, чем собирал. Просто нахлебница Ольга, не хочет свою копейку в дом нести, на готовое пришла жить. Ну и на квартиру польстилась, ясное дело. Наследную свою квартиру от бабки Тамара сыну отдала, в пользование. Не переписала, конечно, а так, пустила пожить молодую семью. Чтобы сыночек бедный в ипотеку-кабалу не впрягался, да по съемным клоповникам не мыкался. По документам квартира была ее, Тамары Игнатьевны.

И вот на прошлой неделе пришла она снова к сыну. Воскресенье, вся семья дома, невестка не работает, а сыну до матери и дела нет, возится с последышами. А чего, скажите, мужику, работающему на шестерых, еще и с детьми вошкаться, про свою маменьку позабыть, когда у них своя собственная мать, молодая и неработающая, есть? И так неприятно Тамаре стало смотреть на всю эту возню сына с внуками, что высказала она сыну со снохой все, что думала: и что рожать им столько детей не следовало, и что не дело это молодой бабе на шее сидеть, мужа до инфаркта доводить. Думать же надо! А если они полагают, что будут и дальше так сладко жить, то не бывать тому! Поставила Тамара Игнатьевна условие: или Ольга на работу идет, или пусть квартиру освобождает.

Разве же могла Тамара подумать, что сын, кровиночка, сразу замолчит, лицом засуровеет. А потом мать под локоток и в кухню увел. Там, без детских ушей, сказал: «Ты, мама, за Олину работу не переживай. И за квартиру свою тоже. Мы с ней семья и сами все решим. Квартира твоя, раз такие условия ставишь – так тому и быть. А теперь тебе домой пора».

И вывел Тамару к выходу, пальто подал, сумку, не дал в дверях потоптаться или задержаться, на Ольгу глянуть. С тех пор неделя прошла, и вот в нынешнее воскресенье снова плыла мать, как обычно, проведать единственного сына. «Ну, – думала победно Тамара, – Уж теперь-то устроилась сноха на работу».

Однако какие-то сюрпризы начались буквально с подъезда. На звонок дверь не шелохнулась, а когда Тамара своими ключами открыла – квартира оказалась пустой. Ни детей, ни сына со снохой, ни вещей их – ничегошеньки. Пустые стены. А на кухне на столе – оплаченные коммунальные квитанции и бумаги. Ничего не понимающая Тамара стала сыну звонить.

Сынок! Что с квартирой? Где вы? Куда вы дели мебель и вещи?

Здравствуй, мама. С квартирой все в порядке. Оставили ее в том же виде, что и была, когда мы 7 лет назад въезжали. В благодарность за отсутствие арендной платы оставляем тебе в квартире ремонт и все кухонное оснащение, включая гарнитур и технику. Мы с Олей посоветовались и выполнили все твои условия. Оля теперь официально трудоустроена на моем ИП бухгалтером, законно продолжая вести учет доходов и расходов моего столярного цеха, как и все эти годы. Квартиру мы освободили, как ты и хотела. Документы об Олином трудоустройстве вместе с квитанциями лежат, чтобы сомнений у тебя не было. Наши ключи – висят в прихожей.

А вы же теперь где? – в растерянности вставила слово Тамара.

А где мы теперь живем, тебе, мама, знать ни к чему. Теперь традиции и условия меняются. Я сам буду тебя навещать, раз в месяц, по субботам. А сейчас, мамуля, бежать пора – у мальчишек хоккей, у девчонок танцы. Пора везти детей в спорткомплекс. Позвоню, как смогу.

А Тамаре Игнатьевне ничего не оставалось, кроме как топать домой. «Ну что же за сноха-то ей досталась!», – негодовала пожилая женщина.

Подписывайтесь на наш дзен-канал

Подписывайтесь на наш дзен-канал

Подписывайтесь на наш телеграм-канал

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     24.09.2023     Просмотров: 950  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость