Меня использовали как суррогатную мать

Мы прожили в официальном браке 12 лет и еще два года жили с супругом до брака. Когда мы познакомились, муж не был богатым, мы всего добивались вместе, уже в браке. У нас изначально была договоренность, что я на хозяйстве и в декретах с детьми, а он делает карьеру. И он действительно очень хорошо рос по карьерной лестнице. Однако когда пришло время развода, оказалось, что мне ничего не положено и даже дети не мои.

Мой бывший муж, топовый юрист, правовой директор крупной инвестиционной компании, в июне 2019 года фактически украл у меня детей – увез их на каникулы к своей матери, и с тех пор я их практически не вижу. Бывший супруг, мстя мне за развод, пригрозил, что оставит меня без детей и что ни один суд я у него не выиграю. И оказался прав: уже проиграны и Дорогомиловский районный, и Мосгорсуд. По факту, мои дети (11, 8 и 6 лет) живут сиротами при живой матери, а я не могу добиться реализации даже той части своих родительских прав, которая остается после решения суда оставить детей у отца (что само по себе было странно).

По отношению к детям ежедневно совершается крайняя форма психологического насилия: синдром родительского отчуждения. Это когда при изоляции от одного из родителей ребенка фактически заставляют ненавидеть второго родителя, с которым ребенок не проживает, и настраивают против него.

АДВОКАТЫ БЕССИЛЬНЫ

Ни один адвокат не смог мне помочь. Я работала с четырьмя адвокатами и все они высказывали мнения, что нет оснований не оставить детей со мной: у меня есть работа, жилье, три высших образования, я не псих, не наркоман, не алкоголик. Экспертиза Сербского, которая была назначена судом в рамках дела, нарушений психики и возможного негативного влияния на детей с моей стороны не выявила. Зато выявила «поощрение негативного отношения к матери со стороны отца», однако суд все равно оставил детей с отцом, так как старшая дочь, которой на момент первого опроса в суде едва исполнилось 10 лет, сказала, что хочет жить «наверное, с папой». Спустя год дочь уже называла меня в суде по имени и говорила, что хочет жить «только с папой». По-настоящему любящий отец, каковым он себя позиционирует в судах, не будет отрывать детей от матери и настраивать их против нее.

Куда я уже только не обращалась. Несмотря на то, что я не лишена и не ограничена в родительских правах, органы опеки, МВД и Комитет по делам несовершеннолетних на все мои заявления о явном нарушении семейного кодекса РФ и нарушении прав ребенка (а ребенок имеет право общаться с ОБОИМИ родителями) отписываются: «Вы вправе обратиться в суд». Суд же оставляет в силе решение, по которому мой бывший супруг «ничего не нарушает». Мои родительские права реализовать невозможно: в изоляции от меня настроенные против меня дети якобы сами не хотят со мной общаться. Но в реальности трое взрослых людей, с которыми они проживают (бывший муж, свекровь и няня детей), просто «дрессируют» их ненавидеть меня. Все дети растут в атмосфере ненависти ко мне. Я просила суд разделить детей и отдать мне на воспитание хотя бы двух младших, иначе и они скоро перестанут называть меня мамой, но и судьи, и представители органов опеки говорят мне, что детей они, как правило, не разделяют. Что они действуют в интересах детей. То есть, получается, что в интересах детей – расти вместе, но без матери.

ДЛЯ ДЕТЕЙ Я СЛОВНО УМЕРЛА

Идет время, и дети просто забывают, что у них есть второй родитель. Я даже с полицией не могу пройти на охраняемую территорию, где они проживают. Максимум, что я могу – увидеть детей рядом со школой или их домом на 3- 5 минут. Этого очень мало, не то, что для общения и исполнения родительских прав, но даже для установления полноценного контакта с ребенком! Я для своих детей словно умерла…

Также супруг подал на меня на алименты, так как я проиграла уже два суда по определению места жительства детей. Теперь мне придется половину своей средней зарплаты отдавать бывшему мужу, официальный доход которого составлял больше миллиона рублей в месяц. Меня ежедневно пытаются сломать психологически, чтобы не было сил бороться за детей и свои права.

Также на время мне пришлось уйти жить в кризисный центр, так как пока я была на работе, из нашей общей квартиры было вынесено все: не только мебель и вещи, но и люстры, краны, розетки, унитаз. Позже я восстановила квартиру, но супруг сломал все повторно. Полиция в таком случае ничего не может сделать, говорят: «Идите в суд и делите имущество».

МЕНЯ ИСПОЛЬЗОВАЛИ

Все трое детей родились через кесарево. Вряд ли я еще смогу родить. Я очень люблю детей, хотела большую крепкую семью. Но, увы. Жить с домашним тираном, которому все не так и кроме критики в свой адрес ничего не слышишь, – невозможно. Меня многие обвиняют в том, что я разрушила семью и что ради детей нужно терпеть. Или что я вышла замуж за богатого и так мне и надо.

Но терпеть нельзя, так как здоровье превыше всего. Терпеть – это прямой путь в психушку или онкодиспансер. Использовали они меня со свекровью как суррогатную мать. Кстати, в таких случаях, когда мужчины забирают детей у бывших жен, у таких мужчин с их мамами просто патологическая связь и симбиоз. Мой бывший муж, например, и в 40+ от маминой юбки отойти не может, живет с ней и во всем советуется, а своих детей матери лишил. Непоследовательно это, не находите?

Ксения Образцова

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     01.06.2021     Просмотров: 4915  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость